Ласкин Арсений Александрович | Аутере Мартин Александрович | Autere Martin    
     
Ласкин Арсений Александрович
он же Аутере Мартин Александрович
или Autere Martin
   

Узнав о том, что, возможно, от имени моего бывшего мужа Мартина Аутере (он же Арсений Александрович Ласкин), обо мне распространяется информация, что якобы я «повредилась рассудком», что «он покинул меня после какого-то печального события» (вероятно, «повреждения»), и, якобы, «старается обо мне заботиться после развода, оплачивает мое лечение», и даже, якобы, «купил и подарил мне квартиру на юге, чтобы я там приходила в себя», я решила написать правду о своей жизни с этим человеком, дабы расставить все точки над i, а также чтобы не было новых жертв в различных областях как бизнеса, так и личных отношений.

Краткая справка.

«Аутере Мартин Александрович, 30.03.1974 г.р., ранее имел фамилию и имя Ласкин Арсений Александрович (свидетельство о перемене имени I-AK №524965 от 20.04.2006 г.).

Ласкин А.А. был судим Адмиралтейским (Ленинским) Федеральным районным судом Санкт-Петербурга 29.03.1996 г. по ст.147 ч.2 УК РСФСР/в редакции Указа ПВС РСФСР от 03.12.1982 г. и Закона РФ от 20.10.1992 г., ст.195 ч.3 УК РСФСР, ст.196 ч.1 УК РСФСР, ст.ст.15-196 ч.1 УК РСФСР, осужден на срок 3 года 6 месяцев с конфискацией имущества и отбыванием наказания в ИТК общего режима. Уголовное дело было возбуждено по факту искового заявления матери Ласкина А.А. – Федоровой В.А. В день оглашения приговора 30.03.1996 года, из зала суда гр. Ласкин А.А. скрылся. Был объявлен розыск. Находился в розыске 7 лет. Задержан 28.01.2003 года. По определению судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 17.06.2003 г. приговор от 29.03.1996 года изменен, и Ласкин был направлен для отбывания наказания в колонию общего режима на 3 года и 6 месяцев по ст.ст.325 ч.2 УК РФ, ст.159 ч.2 УК РФ и др. 19 апреля 2004 года Калининским районным судом Санкт-Петербурга было рассмотрено ходатайство о смягчении ему наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу. Ходатайство было удовлетворено в части: переквалифицировать действия со ст.147 ч.2 УК РФ на ст.159 ч.2 УК РФ, изменить вид исправительного учреждения, назначив для дальнейшего отбывания наказания вместо колонии общего режима колонию-поселение. В остальной части приговор оставлен в силе. Начало срока – 28.01.2003 года, конец срока – 28.07.2006 года.

По факту Ласкин А.А. (Аутере М.А.) отбывал наказание в Учреждении Следственный изолятор №1 ГУИН Минюста России по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области, т.е. в «Крестах». 30 апреля 2004 года было подано заявление в Калининский районный суд города Санкт-Петербурга об условно-досрочном освобождении. Указанное заявление было удовлетворено. Суд, руководствуясь ст.397 и 399 УПК РФ постановил освободить Ласкина Арсения Александровича от отбывания наказания условно-досрочно на срок 02 года 02 месяца 28 дней.»

Я познакомилась с Арсением (он представился мне Мартином) в 1996 году, в день, когда мне исполнилось 18 лет. 19 февраля я первый раз его увидела в своем Университете. Он пришел туда к моему другу Александру в гости. После общения со сверстниками, конечно, это был совершенно иной уровень интеллекта. Впрочем, люди с криминальными наклонностями, обычно, этим и отличаются. На первый взгляд, взрослый, умный, обходительный и внушающий доверие мужчина. С его слов, «телохранитель-профи, ушедший с оперативной работы на компьютерное сопровождение из-за потери друзей на работе», т.е., с его слов, «в перестрелках за жизнь клиентов»... Для середины 90-х это было более чем похоже на правду. Насмотревшись романтических фильмов, а также окружающей действительности, когда невозможно было найти ни одной семьи вокруг, где оба супруга были бы счастливы всё время своего совместного существования, когда ложь стала обыденной в отношениях, и быт напрочь сломал романтику, так хотелось верить и быть по-настоящему счастливой, сделать счастливым кого-то действительно достойного этого счастья. И тут появляется мужчина, с его же слов, «честный, верный, преданный, человек слова, не терпящий лжи...» Хотелось быть такой же. Хотелось быть рядом, быть такой же верной и преданной. Быть даже лучше...

Я провела с этим человеком 11 лет и 4 месяца. Я была ему верна и предана безусловно. Я любила его, как я думала, больше всех на свете, больше, чем маму, о чем умудрилась заявить ей, чем повергла сначала в шок, а затем, к сожалению, вызвала ее любовь и уважение к нему. Я подвела ее. Сильно подвела... Она не была готова к такому удару, который он нанес нашей семье. Это сильно подорвало ее здоровье. Её не стало... и я виновата перед ней в том, что убедила поверить человеку, которому нельзя верить с самого начала!

О своем здоровье я промолчу. Спустя 2 года после развода с ним, в новом союзе из-за нервов я потеряла ребенка. А нервы были. И были они не на пустом месте. Я жила в Лондоне, а бывший муж названивал по Skype из Москвы и просился домой, «царапая лапкой» видео камеру, как мы делали в прошлой жизни, когда возвращались домой, отдавая дань памяти нашему бедному эпилептику, верному борзому щенку по кличке Тарри… Мой бывший муж оказался банально обычным мошенником, и об этом я знала с самого начала, только не хотела в это верить. Я верила ему, верила в его сказки.

Когда я познакомилась с ним, он рассказал, что находится под следствием. Тогда я не знала за что. Потом мне была рассказана запутанная история, каждый  раз впоследствии обраставшая новыми подробностями. А по материалам уголовного дела суть была в том, что в 1994 году, предварительно украв у своей матери паспорт, он, совместно с неустановленной личностью женского пола, похожей на его мать, которую он и выдал за собственную мать у нотариуса, продал квартиру, которой они с матерью владели совместно. По материалам дела, он показывал квартиру покупателям, когда матери не было дома, провел сделку, а потом исчез. Его мать подала в розыск на пропавшего без вести сына. А сын уехал в Москву, после чего, украв у друга паспорт и вклеив туда свою фотографию, попытался скрыться за рубеж. Он был пойман на подделке этого документа. Девушка, принимавшая документы на оформление загранпаспорта, оказалась знакомой того самого друга, в чей паспорт Арсений вклеил свою фотографию.

Мать Арсения узнала о произошедшем с квартирой, когда в нее приехали новые жильцы. Ей пришлось подать в суд на незаконность сделки, после чего она обнаружила, что все это дело рук её сына. И, как это ни печально звучит, СЫН ОКАЗАЛСЯ ОБВИНЯЕМЫМ ПО ЕЁ ЗАЯВЛЕНИЮ В СУД. Версия Арсения почему-то не нашла места в материалах дела, но тогда я на это не обратила внимание. Мать он также пытался убедить, что «все это не он, что его подставили и оговорили». До самой смерти в 2000 году она спрашивала меня, уверена ли я в том, что Арсений (Мартин) не виновен, что все благополучно завершится, и он не сядет в тюрьму. Ну а я, как верная спутница с промытыми мозгами, уверенно отвечала, что абсолютно уверена. Она много раз рассказывала мне истории из прошлого, которые уже тогда давали понять, что доверять ее сыну нельзя ни в чем. Не раз она «ловила» его, причем с детства, говорила, что не уверена, мягко говоря, в невиновности сына в деле с квартирой… Но я пыталась убедить ее, что люди меняются…

В 1995 году два дела - по подделке паспорта и по незаконной приватизации и продаже квартиры, были объединены в одно уголовное дело. По этому делу 30 марта 1996 года и было вынесено решение суда Ласкину Арсению Александровичу - виновен, с отбыванием наказания в колонии общего режима сроком на 3 года 6 месяцев. Ему удалось скрыться из зала суда до вынесения приговора. Во время судебного процесса он находился под подпиской о невыезде. Поэтому перед вынесением приговора, понимая неизбежность наказания за «мошенничество в особо крупном размере, совершенном группой лиц», якобы, по совету адвоката, он скрылся из зала суда. Это было 30 марта – день его рождения, который он с тех пор невзлюбил за это. Тот день мы праздновали втроем с моим другом из Университета, Александром. С того момента вплоть до января 2003 года, 7 лет он находился в розыске. И, конечно, я знала об этом. Мы жили в тени во всех смыслах. С зашторенными окнами, не высовываясь. Мама узнала об этом в 2001 и была шокирована. 5 лет мы уже прожили вместе. И, конечно, он убедил и мою маму, в том, что он отбывал наказание за то, чего не делал. Он говорил, что квартиру матери, в то время как она в ней жила, он продал по принуждению, что его подставили. Он признался только в подделке документов для того, чтобы покинуть страну и избежать наказания.

Я восхищалась его успехами и воспринимала его беды, как свои. Я готова была умереть, чтобы он жил. Я готова была убить за него даже родного отца, когда тот пообещал мне нанять на него киллера за то, что однажды Арсений в общем-то за дело съездил моему папе по лицу... Было за что! Еще мало попало... После этого Арсений убедил мою маму развестись с папой, убедив в том, что папино скотское и аморальное поведение этого заслуживает. Причем, папа был ничем не хуже Арсения, как оказалось в последствие: я обнаружила у Арсения «подругу», а кроме нее, начав проверять все, что можно было проверить, я также обнаружила целый отряд проституток («Девочки Петербурга»), телефоны которых оказались в выписке телефонных разговоров его мобильного. Все 11 лет совместной жизни – это был лишь пафос с игрой в святого и судью над всеми окружающими. Папа не подходил под высокие запросы и был изгнан из семьи… А он так хотел вернуться в семью после развода... он так изменился потеряв всех нас... Но не успел. Он погиб в авиакатастрофе, и все его «подвиги» остались в прошлом.

Подвиги Арсения превзошли папины. Папа, покидая семью, просил денег на квартиру, хотя не мог претендовать на нее по закону, так как квартира была маминых родителей, и получил их, хотя маме пришлось занять по тем временам огромную сумму, чтобы потом долгие годы отдавать ее. Мартин, уходя, не просил. Он просто "забрал". Причем все, включая деньги от только что проданной моей квартиры на Московском проспекте, к которой он не имел никакого отношения - она была "выбита" для меня мамой еще до его появления... Все, до копейки... Несколько десятков тысяч долларов, причем как с моих дебитных счетов, так и с моих кредитных карт уйдя в 500 тысячный минус. А чтобы его не трогали – «кормил» обещаниями вернуть все "забранное", и каждый раз называл новые даты возврата долгов... Так продолжалось почти 3 года после развода, и мы с мамой тянули ношу кредитных платежей по кредитам все это время, занимали, несколько раз перекредитовались. Мама умоляла меня подать в суд, и я даже написала заявление в прокуратуру и отнесла его следователю, но так и не дала ход делу, не смогла предать его, как я думала (только теперь я понимаю, как была не права), до последнего надеясь на совесть человека, которому мама и я помогали всем, чем только можно больше чем кто-либо в его жизни. Так продолжалось до тех пор, пока мама тяжело не заболела. Я потребовала немедленного возврата денег, в первую очередь, на мамино лечение. Он отдал лишь 26000 руб. Моя мама умерла...

Когда он потерял свою маму в 2000 году, я переживала потерю, как свою. Она была поистине святой женщиной. Ей пришлось столько пережить... Когда ее не стало, в тот момент казалось, будто не стало его ангела хранителя. И я дала слово быть им. Я хранила его... Как оказалось, больше, чем она сама... Моя слепая вера ему, в него, сыграла со мной злую шутку. Мы с мамой оказались следующими за ней жертвами… Даже мой папа, не смотря на все разногласия и развод, помогал нам тогда с похоронами. Это было удивительно. Мы сблизились с ним после долгих лет противоборства.

Тогда же, в 2000 году однажды мы увидели во дворе щенка русской борзой и не смогли пройти мимо… Тархан или Тарри, как мы его звали. Впоследствии щенок оказался неизлечимо болен: получил черепно-мозговую травму в детстве, выпав у хозяев питомника со второго этажа лицом на асфальт, из-за чего страдал эпилепсией, а при лечении получил, к тому же, повреждение роста костей и болезнь почек. Мы изо всех сил пытались его выходить. Тщетно. Мама тогда подарила нам деньги на покупку универсала Honda Accord Aerodeck, так как Тарри в седане было крайне неудобно возить по клиникам… В 2001 наш маленький «конь» перестал влезать и в универсал, и нам пришлось пересесть на минивэн. В ночь с 1 на 2 января 2002 года наш офис на Каменоостровском проспекте был обворован подчистую – свинтили даже унитаз с бойлером. Чтобы немного придти в себя от произошедшего, я по настоянию мамы отправилась на машине в Финляндию с подружкой. Тогда же, после продолжительной болезни, умер мой дедушка в Запорожье, и на похороны смог поехать только папа. Когда я вернулась, оказалось, что Тарри тоже больше нет...

Я выстояла и справилась со всеми проблемами, свалившимися на мою голову, когда Мартина посадили в 2003. Произошло это через пол года, как 28 июля 2002 погиб мой папа в авиакатастрофе ИЛ-86 в Шереметьево, и я в тот момент, мягко говоря, еще не отошла от произошедшего. Мне приходилось параллельно разбираться со всеми наследственными вопросами, судами по признанию бабушки, гражданки Украины, нетрудоспособной пенсионеркой, потерявшей кормильца (папу), судами по делу ограбления нашего офиса в 2002. По делу самого Арсения-Мартина... Около месяца у меня тряслись руки. И я ничего не могла с этим сделать. Я не ждала его из тюрьмы, я просто была с ним там каждую минуту, каждую секунду. Я сохранила бизнес и закрыла все его долги, сделав возможным продажу той самой квартиры, за которую он сидел, так как я оплатила квартплату за несколько лет, налоги и все остальные платежи, а их было не мало. Я решала все возникающие по ходу «отсидки» проблемы. Я занималась добровольной спонсорской помощью тюрьме, где он сидел, покупая туда тонны металлического прутка для замены решеток, компьютер и многое другое, включая мифический ноутбук, деньги на который я отдала какому-то человеку, который был мне прислан Мартином, но ноут так и не появился. Ходила каждый месяц к нему в Кресты на «длительные свидания» по несколько суток, таская неподъемные баулы с продуктами и «предметами первой необходимости». Можно сказать, что я провела в общей сложности месяц вместе с ним в тюрьме, если сложить все длительные свидания... Это было время, как в бреду, когда ты до конца не веришь в происходящее, и ждешь, что вот-вот проснешься ото сна...

А еще я не могу забыть, как однажды была изнасилована… Угадайте, кем… Там, в Крестах. Он тоже не мог забыть, но самое главное, ПРОСТИТЬ МНЕ то, что я осмелилась сказать ему эту правду вслух, в лицо. Думал, что проглочу, смолчу, стерплю. Потом он списал именно на это его похождения по проституткам, когда оправдывался и просился обратно в семью в сентябре 2007. Сделал меня виноватой в том, что ему «пришлось пойти налево», так как я «сказала ему такие ужасные слова, которые врезались ему в память»…

В Крестах он сидел с полным комфортом! Мы с мамой «спонсировали». У него там был даже отдельный кабинет, компьютер и связь,  так как он занял должность системного администратора на «рабочке». Повар готовил ему еду отдельно, он свободно перемещается по тюрьме, мог звонить кому и когда угодно. «Рабочка» - это место отбывания наказания преступников, осужденных к небольшим срокам не в зоне, а в СИЗО. Туда можно попасть по личному желанию или поддавшись на уговоры местной администрации. Основная масса «рабочки» - хозобслуга. Это те, кто по тем или иным причинам не желает или боится попасть в зону. На «рабочку» могут попасть в основном те, кто отбывает свой первый срок. Все дело в том, что осужденный из себя представляет. С одной стороны, он может быть классным специалистом в какой-то области, необходимым в данный момент руководству тюрьмы, а с другой, о нем могут походатайствовать со свободы, в подавляющем большинстве случаев, заплатив взятку. Кроме того, я ходила к нему на длительные свидания раз в месяц, и по 3-4 дня там жила с ним. Впоследствии я могла заезжать на территорию на машине, так как там же ее нам чинили.

Я мечтала выйти за него замуж… Глупая… Терпеливо ждала, когда это станет возможно официально, объясняя окружающим какую-то чушь, чтобы не заподозрили... все 7 лет в розыске... Потом год и три месяца в Крестах... Вранье вошло в привычку... Никто ничего не знал о том, где он был на самом деле. Приходилось всем врать, что он, якобы, в Германии, поехал на заработки из-за подорванного ограблением офиса финансового состояния семьи, якобы зарабатывает там очень хорошо. А состояние финансовое действительно было подорвано. Сначала разводом мамы с папой, потом ограблением, мошенниками, адвокатами, взятками, затем материальной помощью Крестам, и, наконец, бабушкой, приехавшей 28 июля 2003 года, в годовщину, делить папино имущество после его смерти... На вопросы «зачем? почему?» она ответила: «Я всю жизнь мечтала пожить, как королевна». На следующий день Крайслер был продан, заняты недостающие деньги и бабушка была выставлена со всей необходимой суммой из квартиры с чемоданами. Усмешкой судьбы стал факт, что вор, ограбивший наш офис, сидел там же, где и мошенник-Мартин. Там-то они и встретились...

Нам с мамой при помощи адвоката, конечно, за немалые деньги, удалось вытащить его за примерное поведение по УДО (условно-досрочно). Через год и три месяца. 12 мая 2004 Мартина выпустили из СИЗО Кресты. И вот, наконец, после того, как была снята судимость, конечно, не без помощи маминых связей и денег, «очищены документы» и Арсений Ласкин сменил имя на Мартин Аутере официально, мы могли пожениться. Мы даже обвенчались - http://www.autere.info/wedding/. Это произошло как раз на десятилетие совместной жизни – 3 июня 2006… Я вроде бы была счастлива концу мучений, но воспоминания об изнасиловании в Крестах постоянно напоминали о себе, и заставляли хоть немного иначе смотреть на мир сквозь мои розовые очки. Квартира, за которую он отсидел, была продана, но ему даже в голову не пришло хотя бы частично отдать эти деньги моей маме, которая потратила гораздо больше на тот момент. Он положил эти деньги на мои счета, доступа к которым у меня не было, а у него был, и благополучно прокутил их. А потом, после того, как правда вскрылась, он сказал мне: «да ты сама их потратила!» Вот как в жизни бывает: копишь-копишь, откладываешь, экономишь, работаешь по ночам за компьютером за десятерых, пока муж спит (и в тюрьме сидит), чтобы успеть как можно больше, а оказывается по его мнению, «сама все потратила»…

Я сделала все, чтобы мои друзья стали его друзьями. Даже те, кто его не любил, прониклись уважением к нему. И никто не знал о том, что первые компьютеры, первые ноутбуки, первая - Mitsubishi Lancer в 1997, вторая – Honda Accord в 2000 и половина третьей машины - Chrysler Grand Voyager в 2001, были куплены на мамины деньги (и грустно, и смешно…), а уж тем более, последняя, Lincoln Navigator, мой ноутбук Apple, а затем ноутбук Asus – были куплены на мамины и папины деньги, в то время как Арсений сидел в тюрьме. Моя мама «спонсировала» нас во всем, вкалывая на работе, после работы и все выходные на трех работах! Начиная от техники и машин, заканчивая едой. А он рассказывал всем окружающим заученную версию о хорошем заработке в Германии. По возвращении из тюрьмы, я передала ему свои дебитные и кредитные карты к счетам, и все пин коды к ним, после чего, обнаружив смену паролей в 2005 году, получила ответ: «Ты что, мне не доверяешь? Если нет - нам нечего делать вместе!» Я доверяла... Я поплатилась за свое доверие. Он любил красиво жить, отдыхать, только не зарабатывал на все это. Мы не зарабатывали. Но те деньги, которые хранились на моих счетах, а это были, в том числе, и наследованные после гибели папы, тратились с легкостью за моей спиной.

Поскольку Мартин был на нелегальном положении, на меня было открыто юридическое лицо и нанята аутсорсинговая компания для ведения бухгалтерской деятельности. Мартин исправно ходил туда, и, вроде как, платил за ежеквартальные отчеты. Когда в 2007 Мартин сбежал, я обнаружила, что странным образом исчезли все документы, связанные с этой компанией. Ни бухгалтерских отчетов, ни свидетельства о регистрации и постановке в налоговую и т.п. – не было ничего. При восстановлении документов компания, которая вела бухгалтерию подтвердила, что Мартин и не появлялся, и не платил за отчеты... и для того, чтобы все восстановить нужно заплатить, кроме всего прочего, огромный штраф за то, что отчеты вообще не сдавались, кроме, может быть, первых двух… В какую сторону я ни начинала бы копать - везде оказывалось, что я видела только ширму, правда была, увы, печальна.

Мама давала деньги на достройку дачи. Поначалу это было интересно и весело. По-молодости. И мы достраивали дачу вдвоем. Когда это надоело Мартину, дача была заброшена, а последняя сумма, данная мамой на новую крышу, т.к. старая проливалась насквозь до подвала, испарилась. Когда же я настояла на том, что крышу нужно, наконец, сделать, иначе сгниет дом, это было представлено как его вложения в дачу. Тогда я почему-то не обращала внимание на такие вещи. Теперь, спустя время, я понимаю, что он во многом очень грамотно использовал нашу семью… Он всему и всегда мог найти объяснение, в которое сложно было не поверить.

Никто не знал о том, что он получил второе высшее образование на основе первого липового, о чем знали мы с мамой, и чем он нас запугивал после развода, что мы «являемся соучастницами его преступления и поедем за ним паровозом», если будем прижимать со сроками выплаты исчезнувших денег. Он лишь недолго проучился в Медицинском и бросил его. Моя мама оплатила ему получение второго высшего в надежде, что это поможет в работе. Не я получала образование за рубежом, как планировалось, а он - надежда и опора нашей семьи... Мамин второй ребенок... Она называла его сыном... Они были «на ты»… А он называл ее мусик...

Пока он был в розыске, а это длилось 7 лет, с 1996 по 2003, я никуда не ходила и не ездила, везде следуя за ним. Я была личным водителем, т.к. у него не было ни паспорта, ни прав, вообще не было никаких документов. Мама предлагала мне сходить куда-то, куда я хотела, но я говорила: «только если с Мартином. Если он не пойдет - я тоже».  Я готова была быть с ним каждую минуту, следуя тенью... Друзья и подружки - все были дистанцированы ради того, чтобы он не приревновал. Первых - за слишком хорошее отношение ко мне, вторых - за мое время, потраченное на них, а не на него. Я потеряла свое я. Я ничего не просила и не требовала. Я забыла, что значит: я хочу или мне нравится... Друзья говорили мне - нужно хоть немного любить и себя. Я виновата в том, что взрастила чудовище, потакая во всем, веря каждому слову и закрывая глаза то, на что нельзя было. Если бы можно было обо всем рассказать... Противно... Например, когда мне было 18, и я была еще наивна и стеснительна, он, обнаружив в кэше браузера моего компьютера неприличные фото из интернет, шантажировал меня тем, что об этом узнает мама и мои друзья, если он еще хоть раз подобное обнаружит....... No comments, как говорится... И это только маленький пример из личной жизни... И я слепо верила его правде, следовала его правилам, жила по его законам.

Что я получила за это? Пустые счета, кредиты и море лжи, опрокинувшейся на меня в одночасье. Пойманный за руку в июле 2007 он сбежал. Сбежал, как трус. Как 11 лет назад до этого от справедливого возмездия из зала суда в свой день рождения. Два месяца не появлялся, успев съездить за мой счет с той самой «подругой» в Китай и Гонконг, выманив у меня фотоаппарат, якобы для срочной работы. Тратил деньги, исчезнувшие с моих счетов. Это была вторая поездка с ней. Первый раз он был, якобы, в командировке – ездил с друзьями для создания совместного бизнеса, а на самом деле отдыхал с ней же в Таиланде, на острове Ко Самуи, где у нас был медовый месяц, и в Сингапуре. Это подтверждают и выписки по счетам МОИХ кредитных карточек, которые он не постеснялся использовать даже для покупки билетов «подруге», благо он лишил меня доступа к пин кодам моих кредиток, а я и не догадывалась, что он способен потратить то, что ему не принадлежит.

Его друг – Сергей передал мне все мои кредитные и дебитные карты после того, как он сбежал. Но мне пришлось идти в банк и их перевыпускать, так как он изменил не только все пин-коды, но и пароли к on-line банкингу. Надо было идти в суд, надо... Почему я не слушала маму???! И вот, спустя 2 месяца, в сентябре 2007 он пришел просить прощения, чтобы вернуться назад, домой, в семью, уверял, что вернется со всеми деньгами, только «простите и разрешите вернуться». Получив отказ, он сначала убеждал меня в том, что деньги вложены в бизнес с родственником «подруги», и ему проломают голову, если он попытается деньги из бизнеса вынуть, а потом просто начал запугивать меня и мою маму. И, мало того, я достаточно продолжительное время наивно верила в то, что он, по его словам, сидит «на бобах», ожидая, когда бизнес с родственником «подруги» начнет приносить доход, и что он обязательно вернет все, что «взял» со счетов. Я даже давала ему работу и платила за это деньги! До тех пор, как в 2008 не узнала, что он ездил снова в Гон-Конг и купил автомобиль Jaguar…

1 ноября 2007 я получила развод официально. На суд он, конечно, не являлся. Он думал, что я, пройдя с ним огонь, воду и медные трубы, закрою глаза на такую мелочь, как измена, любовница, проститутки и исчезнувшие подчистую средства... Но я не закрыла глаза, а к счастью, наоборот, открыла их и развелась. Конечно, он был против! Оставалось еще столько всего, что можно продать и прокутить, но самое главное, верная и преданная жена. Преданная, даже после изнасилования! Слава Богу, разум и психолог не дали мне совершить очередную ошибку и снова поверить. Я записала наш финальный разговор перед разводом с ним на свой телефон. Вот текст разговора и его аудио запись.

>>>>>>> (аудио файл), >>>(текст разговора)

А теперь я узнаю от абсолютно чужих мне людей интересную историю о себе! О том, что «он все оставил своей бывшей жене, что она не дружит с головой, что он ее, бедненькую, любит по-своему, что лечит ее, и даже купил ей квартиру в Куала-Лумпуре, чтобы она там отдыхала». Кстати о квартире! Да, она действительно куплена, только целиком и полностью на наши с мамой средства. Это можно легко проверить по счетам в банке. Мама подарила мне на свадьбу 16000 долларов. В поездке в Азию я внесла первый платеж за эту квартиру 12000 долларов со своей карты. Остальные 4000 канули в Лету, как и все, что было на моих счетах. Три последующих года мы с мамой выплачивали деньги за эту квартиру, занимая и собирая везде, где только можно. Спасибо друзьям, которые помогали. Это были тяжелые годы восстановления. Было очень тяжело, как морально, так и финансово. А он периодически доставал своими звонками. Ведь больше никто не хотел быть его тенью... Его периодически тянуло в семью, где он был «как за каменной стеной»... И он бередил старые раны. А они были совсем не старые. Просто я не верила ему больше. Мне было плохо без моего воображаемого «святого» Мартина. Мне было больно. Я плакала по ночам, и не только. Но я больше не верила ему ни на йоту.

Впоследствии, как я выяснила, он еще успел набрать денег в долг у наших общих друзей, и не заплатить большую сумму за работу одному из наших сотрудников - Алексею. Двум друзьям – Олегу и Максу, он долг отдал. Видимо, нужна была хоть какая-то поддержка среди общих знакомых, а еще, по его словам, они вместе «ходили налево», поэтому у них была круговая порука, и они, конечно, поверили ему, а не мне, ведь им-то он отдал долги, значит не вор. А вот Сергею, Валере, и Роме Трахтенбергу - нет. Ромы не стало. И огромный долг перестал существовать... Совесть Мартина не шелохнулась… После этого он, выдавая себя чуть ли не за олигарха, пытался «развести» на квартиру новую девушку, убеждая ее срочно бросить все, включая учебу, выйти за него замуж, продать квартиру и уехать за рубеж, но ее мама, заподозрив неладное и заметив, что Мартин «постоянно путается в показаниях», рассказывая про бывшую жену, которой он «оставил все!, подарил квартиру и до сих пор поддерживает, так как она больна, но он по-своему ее любит», про бывшую девушку Светлану, которой он «подарил машину, так как у нее сильно болел ребенок, и его нужно возить», вовремя нашла меня, и узнала о нем правду. Трудно себе представить, как она была рада, что все-таки смогла разыскать бывшую жену! Оказалось, что эта самая мама дружит с моими соседями, дочка которых лучшая подруга ее дочери. Тесен мир… Информация дошла вовремя!

Спустя четыре года после развода в 2011 ко мне домой приехали требовать деньги люди, у которых Мартин снимал квартиру. В качестве гарантий он дал им копию своего паспорта, в котором была прописка в моей квартире, куда они и приехали. У него в паспорте, конечно, не было ни отметки о выписке из квартиры по суду, ни о разводе. Оказалось, он снимал квартиру с видом на Неву, и задолжал, ни мало ни много, 600 тысяч рублей. Он оплачивал только квартплату по счетам, рассказывая о «временных трудностях на работе», и убедил арендодателя дать отсрочку по оплате аренды. Тем более, что в этот момент он, наконец, решил жениться все-таки на той самой «подруге» - Светлане https://picasaweb.google.com/112644696265842465441/fdjTqK. Ну как тут не поверишь добропорядочному гражданину с пропиской и женой?! А когда арендодатель перестал дозваниваться до Мартина и пришел вскрывать квартиру, он обнаружил, что Мартин уже съехал, прихватив ключи, причем сбежал далеко, чтобы не достали, в Гонконг. А трудности временные по работе у него действительно были, так как он был пойман за руку работодателем, средства которого он прогонял через конторы однодневки, и присваивал, даже забывая платить зарплату сотрудникам, о чем, кстати, можно найти упоминания на сайте Black Job... К сожалению, работодателем был босс моей подруги. Она его устроила к себе на работу, увы, не зная все подробности истории его жизни, так как я поначалу все скрывала. А зря! Я была впоследствии обвинена Мартином в том, что его уволили! Он посчитал, что его финансовые делишки - ничто по сравнению с тем, что я донесла правду о нем до подруги, когда узнала, что он водит меня за нос, рассказывая про вечные «временные финансовые трудности» в то время, как покупает себе Ягуар.

Мне стыдно, что я не смогла уберечь семейный капитал и разорила маму. Ведь она платила за все, включая даже попытку вывезти его за рубеж, когда он был в розыске, потом пытаясь выкупить из тюрьмы... Когда она узнала, что он в розыске, она стала искать законные способы исправить ситуацию. Люди из органов дали ей понять, что человек, бегающий от правосудия уже 7 лет, не вызовет своим неподтвержденным фактами странным рассказом жалости у судей при пересмотре дела. Правда была той, что была написана в уголовном деле, но нам так хотелось ему верить! Поэтому мама начала искать другие способы. Она вышла на людей, пообещавших вывезти его за рубеж за круглую сумму и легализовать там. Началось все с 5000 долларов. Потом начался шантаж. Мама заплатила и за его переправку через границу, и за новые документы, после чего 28 января 2003 года Мартина взяли прямо у нас в квартире, три часа перед этим ломая входную дверь, иперепугав всех соседей… Как будто, случайно… И те же люди, которые собирались его вывезти, 29 января предложили быстро освободить его за новую сумму, убедив, что теперь все гораздо проще, и даже не нужно будет никуда его переправлять. Деньги мы заплатили. Конечно, Мартина не освободили… 30 января его увезли в СИЗО Кресты, а «друзья» пропали. Позже я узнала об этих мошенниках, но тогда все было нацелено на поиск хоть какого-то решения.

Мы с мамой чуть не потеряли еще и дачу, которую строил папа, и квартиру, которая досталась по наследству от моего дедушки, маминого папы, в которой мы жили с Мартином и моей мамой. Мы могли стать бомжами! Мартин упорно уговаривал нас продать и то, и другое незадолго до того, как всплыла вся правда. Хорошо, что я наотрез отказалась продавать! После случившихся событий маме нужны были деньги на лечение, а их не было. Тогда мы не знали, что мама смертельно больна. Если бы знали, заняли бы деньги и увезли туда, где бы ее спасли… Ей нужны были средства хотя бы на отдых, чтобы хоть раз в год подлечиться - а их тоже не было. Хватало только на еду, бытовые расходы, кредитные и коммунальные платежи, в том числе и за него, так как он был прописан у нас. И мы с мамой тянули на себе все, включая самую тяжелую лямку - квартиру в Куала-Лумпуре, и вытащили ее, продав все, что могли и попав в еще большие долги. Из последних сил, из принципа, в конце концов. Она очень не хотела потерять эту квартиру в Малайзии. Для нее это был в какой-то степени свет в оконце - миф, который нарисовал Мартин, рассказав «как мы все вместе переедем туда и славно заживем». Только главный по мифам оказался мошенником. Но мы с мамой все-таки смогли сделать миф реальностью. Только маму уже не вернуть…

---

Резюме неутешительное. Деньги не возвращены и до сих пор обещаны к возвращению. Последняя попытка была 16 июня 2014, когда мне было предложено по 500 долларов ежемесячно в течение 5 лет. Я отказалась. Я должна 5 лет каждый месяц вспоминать о кошмаре всей своей жизни за 500 долларов??? Спасибо... Не могу. Я этого не вынесу. Моя нервная система и покой семьи мне гораздо дороже. Прощение прошено только по телефону. Лицом к лицу всегда автоматически «включается» «хозяин» жизни, слова и дела. И его совесть спокойно спит. Мам больше нет. Ну а я каким-то чудом выжила и даже осталась оптимистом... Видимо, с горя...

Вывод: Мартин в состоянии уничтожать людей… И словом, и делом… Он находит ложь в словах близких даже там, где ее нет в помине, чтобы наказать, вернее, чтобы был повод наказать. Ищет слабости, чтобы унизить. Может держать в рукаве компромат, чтобы быстро заткнуть или шантажировать им. И у него это умело получается! Он - мастер своего дела. Практикующий, причем, постоянно. И ты всегда будешь чувствовать себя виноватым, даже если прав. Помните все это, когда называете его своим другом!